Первейшее лекарство состоит в том, чтобы не относиться к большому обществу слишком серьезно и интересоваться тем, с кем имеешь дело.
Пол Гудмен


Copyright © 2007
Gestalt Life

АГРЕССИЯ


Агрессия, природа и биологическое значение
Агрессия – состояние, намерение или действие организма, направленное против объекта окружающей среды или другой особи. В этологии чаще всего говорят об агрессивном поведении, т.е. активных действиях животного, связанное с борьбой, противостоянием или конкуренцией, и приводящее к устранению препятствия, запугивания, подавления, нанесения травм или убийства другой особи.
Отмечу, что в экологии понятие конкуренции более широкое и включает в себя и пассивные, и активные взаимодействия между организмами или группами.

Агрессия сопровождается выраженным специфическим аффективным состоянием, которое всегда переживается как амбивалентное , колеблющееся с большой частотой между страхом и яростью . Агрессия относится к группе «больших» инстинктов, включающих в себя массу инструментальных инстинктов и отдельных акций.

Процесс агрессии включает в себя демонстрацию угрозы; схватку; умиротворение или примирение у наиболее социальных животных. Агрессивность – мера, характеризующая частоту и длительность акции агрессии, на которую способен индивид; агрессия присуща всем.

Выделяют несколько типов агрессивного поведения:

1. Самозащита. Опять же, может быть пассивная, лишенная агрессии, например наличие шипов, твердого панциря, раковин, выделение ядов или сильно пахнущих веществ и т.д. Активная самозащита подразумевает нападение. Когда животному угрожает значительная опасность, срабатывает инстинкт бегства – это другой большой инстинкт, также имеющий массу вариантов и форм. В случае внезапной угрозы, когда бегство невозможно или преодолена переносимая дистанция, любое животное будет самым отчаянным образом атаковать угрожающий объект, каким бы страшным и крупным он не был. Такая реакция называется критической.

2. Охота и хищничество. Это активная форма межвидовой конкуренции, связанная с убийством жертвы и использованием ее в пищу. Как правило, поедают особей другого вида; каннибализм встречается редко и относится к другой группе. С натяжкой можно сюда отнести и некоторые формы питания, близкие к паразитизму, например, кровососущих насекомых.
Характерной особенностью этого поведения является как раз отсутствие агрессии. Вопреки распространенному мнению, охотящийся хищник довольно спокойный, хотя и может проявлять признаки нетерпения или азарта. В действительности, он злится не больше, чем домохозяйка, готовящая свиные отбивные.
Небольшой комментарий по поводу теории дентальной агрессии Ф.Перлза. Как я написал, и вопреки мнению Перлза, еда в норме не является основным и исходным объектом агрессии. Тем не менее, концепция удачная. Во-первых, она соответствует идее ментального метаболизма, что пищу как физическую, так и ментальную надо жевать, чтобы усвоить. Во-вторых, это отличный способ концентрации на питании как на целостной сенсомоторной акции, что само по себе неплохо. В-третьих, «агрессивное жевание» способствует восстановлению «входного цензора» и потеря орального слияния, столь хорошо изученного в психоанализе. И, наконец, зубы, оскалы, улыбка, наблюдение поедания, кормление и совместные трапезы, жевательные, как и все мимические мышцы лица играют важнейшую роль в межличностной агрессии и выражении чувств – это другая группа агрессии.

3. Травля, мобинг – изначально форма межвидовой борьбы, противостояния и обороны слабовооруженных животных хищникам. Мобинг очень разношерстная группа поведенческих акций. Если по простому, то это травля в прямом смысле – создание всевозможных проблем нежеланному визитеру. Сороки подымают громкий шум и гвалт, и еще и преследуют хищника, не давая ему охотиться вообще. Галки буквально избивают неприятеля, гуси запугивают неистовым гоготанием, чайки бомбардируют пометом, коровы и прочие копытные выстраиваются фалангой и встречают хищника рядом рогов, а «Крупные канадские казарки атакуют лису даже на земле пешим сомкнутым строем; и я никогда не видел, чтобы лиса попыталась при этом схватить одного из своих мучителей. С прижатыми ушами, с явным отвращением на морде, она оглядывается через плечо на трубящую стаю и медленно, "сохраняя лицо", трусит прочь. (К.Лоренц)»

Эта форма агрессивного поведения для нас важна в том отношении, что некоторые компоненты травли впоследствии «вросли» с самые разные акции, ритуалы, церемонии и социальные процедуры, приобретая иные функции, например выражение любви, сексуальные действия, разрешения конфликтов, организации иерархии и т.д. Отличный пример – церемонии брачного ритуала водоплавающих птиц, так называемое натравливание. При этом самка специально стимулирует гнев самца против любого пришельца, с целью, скажем так, улучшения «семейной ситуации». Ритуал у разных видов сильно колеблется от исходного варианта нападения на пару хищника, угрожающего птицам или потомству, до откровенно сексуальных домогательств при полном отсутствии внешней угрозы и вообще каких-то объектов.

4. Собственно агрессия. В истинном понимании этологов агрессия относится к внутривидовому взаимодействию особей, и имеет прямое отношение к социальным отношениям и структуре сообщества. Хотя эта форма агрессии сопровождается наибольшим аффектом ярости, она никогда не направлена на уничтожение объекта агрессии . Печальное и выраженное исключение – человек. Есть и другие исключения, чрезвычайно редко становящиеся эволюционно-стабильными стратегиями. Например, борьба на уничтожение молодых особей (каизм) – личинок у паразитических перепончатокрылых, птенцов у хищных птиц и др. с целью уничтожения слабых или младших, при этом иногда поедание собратьев (каннибализм); эпизодическое убийство части или всего потомства (инфатицид) у грызунов, львов; уничтожение чужаков у некоторых стайных сообществ, например крыс. Но это редкие и обычно факультативные исключения – только для человека характерна убийственная агрессия.

Итак, самая интенсивная и истинная форма агрессии относится к особям одного вида, более того, близким родственникам и соседям. Дарвин, говоря о борьбе за существование, имел в первую очередь именно эту форму конкуренции и борьбы. Главный тезис, биологическое значение которого я хочу подчеркнуть: агрессия является прогрессивным приобретением животных, имеющих более развитую психику, и выполняет важнейшие, видосохраняющие и социообразуюшие функции. Агрессия – благо, во всяком случае, в первоначальном предназначении.

Значение агрессии.

1. Агрессия способствует равномерному распределению особей в пространстве, в силу того простого факта, что особи одного вида всегда эмоционально отталкиваются друг от друга. Факт, конечно, далеко не простой, т.к. обеспечивается сложнейшими инстинктивными механизмами. Коралловые рифы населены с такой же высокой плотностью, как и московское метро в час-пик; при этом, всем известно, что большинство оседлых обитателей рифов имеют очень яркую, красивую предупреждающую окраску. Если на территорию рыбки (или пары) заплывет сородич, то хозяин немедленно атакует его со всей возможной жестокостью, при этом на других рыб, в изобилии плавающих вокруг, хозяин не обращает никакого внимания. Они занимают другую экологическую нишу, они не конкурируют за убежище и еду и не испытывают никакой агрессии друг к другу за пределами критической дистанции. Экологические интересы всех оседлых видов выигрывают, если каждый из них производит пространственное распределение особей самостоятельно, без оглядки на другие виды.

Способы обозначения территории различны: коралловые рыбки своей яркой окраской, очень многие птицы обозначают границы акустически – пением или криками (петух), а большинство млекопитающих метят личную или групповую территорию пахучими выделениями, мускусом, мочей и калом. Так что территориальный границы буквально состоят из агрессии и ее продуктов, меток, знаков, авторских прав и прочих кодов.

Не следует думать, что у территориальных видов границы всегда буквально физически выражены. Чаще это всего лишь функция от агрессивности по пространственной координате. Агрессия максимальна в центре участка, и нападающий тут проиграет вне зависимости от его силы и настроения. Когда же побежденный обращается в бегство, инерция реакций обоих животных приводит к явлению, происходящему во всех саморегулирующихся системах с торможением, а именно – к колебаниям. У преследуемого – по мере приближения к его штаб-квартире – вновь появляется мужество, а преследователь, проникнув на вражескую территорию, мужество теряет. В результате беглец вдруг разворачивается и – столь же внезапно, сколь энергично – нападает на недавнего победителя, которого теперь бьет и прогоняет. Все это повторяется еще несколько раз, и в конце концов бойцы останавливаются у вполне определенной точки равновесия, где они лишь угрожают друг другу, но не нападают. Границы – колебательный и динамический процесс.

Забавно, но некоторые животные делят влияние не в пространстве, а во времени на одном и том же месте. У бродячих котов есть свое расписание на пользование городских помоек. Формируется такая «справедливая очередь» тем же самым агрессивно-колебательным образом.

Как видите, распределение пространства и времени между особями достигается благодаря агрессии практически идеальным образом.м
2. Отбор наилучших брачных пар – половой отбор. Как правило, больше действует на особей одного из полов, который оказывается, соответственно, более агрессивным. Чаще всего имеет значение сила и агрессивность самца, когда имеет место его участие в заботе о потомстве, особенно его защите.
Агрессия выражается в виде конкуренции, всевозможных демонстрациях, как морфологических признаков так и поведенческих акциях, и прямых поединках. У некоторых животных нет существенной роли территориальных владений, например у лошадей, бизонов, антилоп, оленей и прочих копытных, а агрессии много. Самцы этих животных яростно и ожесточенно сражаются друг с другом. Значение полового отбора состоит как в репродуктивном успехе особи, так и появлении в результате полового отбора хорошо вооруженных, сильных и агрессивных особей, которые могут защитить стадо от внешней опасности. Многие излишние, гротескные и даже вредные в остальном признаки разились таким образом: рога у оленей и антилоп, клыки у павианов, гигантские хвосты самцов павлина, фазана, райских птиц.
Важно отметить, что даже самые ожесточенные бои, хотя крайне трудны в психологическом плане, никогда не становятся настоящей бойней. Скорее это рыцарские турниры. У меня мало сомнения, что настоящие рыцарские турниры и были именно такой, естественной, инстинктивной, ритуальной формой агрессии, показное соревнование перед светским обществом, прежде всего дамами, значение которого состоит в подготовке профессиональной армии на случай войны.
Хотя как на турнирах, самцы оленей, сцепившись рогами, ведут тяжелую борьбу, как психологическую, так и физическую, но не умирают в результате, разве что валятся от усталости. Не менее зрелищна схватка самцов павианов. Казалось бы, они своими клыками с мизинец размером распотрошат друг друга. Как видно в замедленной съемке, они лишь немного натыкаются плечами и грудью, почти не прикасаясь друг к другу, и никогда – обнаженными клыками, хотя в стремительном «танце» этого совершенно не видно.

3. Забота о потомстве. Ну, тут вроде все ясно: пока детеныши или птенцы слабы, их следует защищать наиболее тщательно. У тех видов, у которых один пол заботится о потомстве, проявляет агрессивное поведение. У кур, уток, гусей, индюков эта задача самки, и они весьма вредные. Особенно важная роль этой агрессии у тех видов, которые живут большими колониями, например чаек. Находящаяся вблизи гнезда чайка агрессивно атакует любые объекты, до которых может дотянуться клювом.

4. Формирование социальной структуры, структуры власти, иерархии. Иерархия образуется, первично-изначально у тех животных, ЦНС которых позволяет запоминать сородича и сожителя «в лицо». Когда выяснили, кто кого победит, можно запомнить порядок и прекратить беспорядочную борьбу всех со всем. Позже иерархия из спонтанно-навоеванной становится спонтанно-инстинктивной, и качества особей, прежде всего возраст, сила, размер и агрессивность, а также специальные морфологические и поведенческие маркеры используются для ориентации в этой иерархии. Значение иерархии огромно: во-первых, уровень враждебности в сообществе снижается (как ни странно за счет агрессии); во-вторых сообщество становится управляемым, а ответственность каждого участника естественным образом оказывается равной его власти (и наоборот). Таким образом формируются власть и авторитеты.

5. Появление устойчивых союзов, сотрудничества, личных связей, любви и привязанности. Как ни странно, как раз у особенно агрессивных животных, которые имеют социальный образ жизни, появляются то, что мы называем личными избирательными отношениями.
Прежде всего, при объединении животных в группы, сохраняется необходимость поддерживать агрессивное противостояние другим группам того же вида, как и другим опасностям, но не менее необходимо снижение агрессии внутри группы для ее функционирования и целостности. Напряжение, тонус, который возникает в сообществе в связи с агрессией и исходящей из нее иерархией, придает сообществу значительную прочность. По этим (и другим) причинам, при усилении социальной структуры, агрессия не уменьшается, а только увеличивается в эволюции. Вместо снижения агрессии как таковой, возникают инстинктивные программы, которые позволяют переадресацию агрессии, а также модифицируют агрессивные проявления в ритуалы покорности, умиротворения, примирения и инфантильного поведения, как что позволяет избежать нежелательных последствий наивысшей агрессии, более того, сохранить спонтанную ярость для других адаптивных целей .
Первоначальная, и вообще главная функция таких ритуалов – прекращение борьбы и уменьшение напряжения, вызванного соседством с себе подобными и яростью к ним. Сравнительный филогенез таких новообразований кратко можно описать так. Встреча двух особей сопровождалась демонстрацией угроз и длительным, мучительным противостоянием; позже жесты угрозы несколько сместились на кого-то третьего; затем этот третий, враг, сосед и т.д. уже не требовался, угрозы просто выражались мимо; пугающие угрозы тот час же сменялись жестами умиротворения, и снова угрозы. Убеждение в том, что партнер не намерен атаковать тебя (намерен атаковать не тебя) приводит к бурной радости и ощущению единения, столь хорошо нам известному, как только разрядится ситуация конфликта и неопределенности.
Агрессия и примирение лежат в основе возникновения самых продвинутых форм социальности. Улыбка и смех, рукопожатие, всяческие похлопывания, объятия и т.д. (в разных культурах людей существуют всевозможные способы приветствия) являются ни чем иным, как ритуализированными выражениями агрессии и угрозы .
Значительная часть таких реакций, также как и потребность в социальных контактах и привязанности у таких социальных животных врожденно-инстинктивная, но выходит за рамки врожденного поведения, как и вообще любые межличностные связи. С точки зрения функциональности ритуала совершенно безразлично, какая часть его формы заложена в генах, а какая закреплена культурной традицией учтивости.
Несомненно, что личные узы и любовь во многих случаях возникли из внутривидовой агрессии, в известных случаях это происходило путем ритуализации переориентированного нападения или угрозы. Поскольку возникшие таким образом ритуалы связаны лично с партнером, и поскольку в дальнейшем, превратившись в самостоятельные инстинктивные действия, они становятся потребностью, – они превращают в насущную потребность и постоянное присутствие партнера. Не удивительно, что самые стабильные и надежные индивидуальные связи, как и качественно иной уровень социальности возникает у наиболее агрессивных животных – среди рыб у цихлид, среди птиц – водоплавающих и врановых, среди млекопитающих – у китообразных, хищных, приматов. Примечательно, что наиболее сильная связь и дружба, которая когда либо существовала в природе между разными видами, возникла между двумя самыми яростными агрессорами палеолита – человеком и волком (собакой).

Автор статьи: Александр Мелешко

Обсудить в форуме

Назад к списку
Rambler's Top100

сОДЕЛУ ГЙФЙТПЧБОЙС